Главная » Воспитание » Методы воздействия » Агрессивный ребенок — помощь родителям

Агрессивный ребенок — помощь родителям

— Я его сама боюсь!

Аня выглядит юной, как на маму пятилетнего мальчика, и действительно кажется напуганной, голос у нее тихий, дрожащий, ладони постоянно сжимают друг друга, не могут найти себе места.

— Боитесь?

Сын Кирил мирно составляет башню из кубиков. Башня растет и уже достигает его груди.

— Да Он — задира. Его все боятся! — Почти шепотом сообщает мама, наклоняясь ближе ко мне.

Башня Кирила уже так высока, что ему приходится становиться на цыпочки, чтобы приложить очередного кубика.

— Задира? Он бьется? С кем?

— Я вообще не знаю, остались еще не битые дети в саду и у нас во дворе. Он не просто бьется — он наскакивает неожиданно, царапается, толкается, стучит кулаками. Он все это молча делает, представляете, как страшно? Или рычит как собака и зубы скалит. Я его в садик только к воротам довожу, в группу не захожу — родителям детей в глаза стыдно смотреть.

Кирил завершает свое строительство, отходит полюбоваться на несколько шагов, довольно улыбается и вдруг делает выпад ногой и с криком «кий-йя-я» разрушает построенное основания.

— Он у нас на каратэ ходит. Отдали, потому что думали, что мальчик должен уметь себя защищать … — комментирует мама.

Маленькие задиры — большая головная боль для взрослых.

Один такой ярый сорванец на площадке, в детсадовской группе, школьном классе или спортивной секции способен свести на нет все попытки взрослых интересно и познавательно организовать детский досуг и обучение. Мода на пинки с пинками, непременные слезы, крики, обиды, раздражения, а за ними – споры и уговаривание. Напряжение в детской группе держится такое, что, кого ни коснись, может током ударить. И что интересно — ни ультиматумы, ни угрозы, ни, тем более, наказания не действуют — только подбрасывают хворост в костер агрессивности. С малыми террористами проводят разъяснительные беседы, лишают сладостей и мультиков, перестают покупать игрушки, прикладываются к мягким местам, не пускают на улицу и к друзьям … Чтобы перевоспитать старших, используют еще более жесткие методы: отбирают карманные деньги, отправляют к бабушкам в деревню или ставят на учет в милицию. Помогает? Не особо.

Методы борьбы или, лучше, помощи детям в укрощении своей агрессивности — надо отталкиваться не от родительского отчаяния, а от причин, которые эту агрессивность вызвали.

Во многих случаях агрессивные поведенческие проявления и чрезмерные эмоциональные реакции связаны со сбоями в нервной деятельности ребенка — гиперактивностью, импульсивностью, дефицитом внимания и вовсе не является проявлением злобной натуры, которую нужно искоренять. Большинство агрессивных реакций, направленных на других и себя, являются сигналами того, что ребенок не справляется с собственными эмоциями, уязвимостью, импульсивностью и нуждается в нашей помощи.

mama-fotografiruet-deteyКогда я впервые ознакомилась с диагностическими критериями В Американской Ассоциации психиатров по синдрому гиперактивности у детей и подростков, поймала себя на мысли: «Сколько несчастных детей пострадали, а иногда страдают до сих пор! Они получают клеймо «трудновоспитуемых», «злостных хулиганов», даже «асоциальных элементов» из-за того, что учителя и родители очень мало информированы об этом синдроме». На них кричат, им упрекают, они постоянно находятся в ситуации критики и неприятия. Основные признаки того, что ребенок требует внимания, проблемы с сосредоточением и самоорганизацией, быстрая утомляемость, рассеянность, забывчивость, неусидчивость, недостаточность самоконтроля и концентрации внимания, раздражительность, разговорчивость, отсутствие терпения и прочее, связанное со сложностями саморегуляции.

Самое интересное, что медикаментозное лечение гиперактивных расстройств по международным стандартам (например, протоколами Национального института здоровья и качества медицинской помощи Великобритании) показано лишь в тяжелых случаях и только для детей, старшего дошкольного возраста. Во всех остальных ситуациях методом первого вызова есть — внимание! — Тренинг родителей и других взрослых (воспитателей, учителей), которые занимаются ребенком; вторых, к чему стоит прибегать, — психотерапия в сочетании с обучением взрослых.

Одна маленькая четырехлетняя девочка как-то отдыхала в центре развлечений. Качели, батуты, ритмичная музыка, яркие цвета, множество возбужденных шумных детей и взрослых, пытающихся их дозваться. Девочка потеряла контроль над собой, она бегала, требовала новых аттракционов, и ее невозможно было ни уговорить, ни остановить. Дедушка был вынужден схватить маленькую и крепко прижать к себе, чтобы замедлить. Перевозбужденная девочка укусила его за руку так сильно, что пошла кровь, но дедушка продолжал ее держать, вынес на свежий воздух и стал нашептывать успокаивающие слова, покачивать, гладить по спинке. Делал это до тех пор, пока маленькая успокоилась и заснула. Утром ей было очень стыдно и больно за дедушкину руку. Она просила прощения, жаловалась, что не знает, как так произошло, говорила, что не хотела сделать ему больно. Ни дедушка, ни родители не упрекали девочке. Они успокаивали ее, объясняли, что все это случилось, потому что она набегалась и отдалась своим эмоциям — потеряла контроль над собой. Говорили, что в другой раз ей стоит не настаивать на длинных развлечениях и раньше уйти домой.

Эту трогательную историю рассказал мой коллега о собственном внуке, сегодня уже взрослую восемнадцатилетнюю барышню. Ее до сих пор, иногда, переполняют сильные эмоции, однако она знает, как с этим справиться, хорошо чувствует грань, за которой контролировать себя будет сложно, и старается не переходить ее. В саду, а потом в школе ей было труднее, чем другим детям, во многом — например усидеть за партой, удержаться, чтобы не выкрикнуть ответ, настроиться на рабочий лад, остановиться в активных играх, уступить друзьям, даже заснуть днем после насыщенного утра. Ей необходимо было прилагать гораздо больше усилий, чтобы успокоиться. Однако родители, дедушка и бабушка, понимая, что происходит с девочкой, соответствующим образом организовывали ее день, учили понимать свои эмоции, чувствовать их силу, помогали найти способы контроля и поведения, а главное — любили и принимали ее такой какая она есть без лишней критики, нотаций и стремлений перевоспитать.

Главное, чему учат родителей, воспитателей и учителей на специальных тренингах, — принять тот факт, что некоторые дети являются особенными и ни какие наказания и санкции не могут исправить специфику их нервной деятельности.

Помогаем детям справиться с агрессивностью

Для того чтобы помочь детям обуздать свою возбужденную нервную систему, важно придерживаться взвешенного подхода, при котором активные занятия чередуются со спокойными. Добавление в перечень детских дел спорта или другой деятельности, позволяет снять нервное напряжение и высвободить лишнюю энергию. Так, родителям советуют организовать посещение детьми кружков по плаванию, ориентирование на местности, тенниса и других видов спорта, в которых нагрузка является монотонным и не связанным с противоборством. При этом виды спорта, стимулируют сильное эмоциональное возбуждение и предусматривают соперничество с применением силы против других, — не рекомендованы.

Замечу, что отсутствие необходимого минимума физической активности вредна и для детей, не имеющих проблем с саморегуляцией. Детское тело нуждается в движениях и нагрузках, в том числе и потому, что именно таким образом, дети избавляются от негативной физической энергии, которая накапливается при сидячих учебных занятиях, но и снимают психологическое напряжение. Они освобождаются от негативных эмоций, возникающих из-за необходимости контролировать себя, слушая указания и выполняя задания взрослых. Также негативные эмоции накапливаются и через критику, замечания, наставления, которых невозможно избежать ни дома, ни в саду, ни в школе.

Именно поэтому ребенку нужно давать время и возможность «побеситься», как бы это ни резало родительское, а особенно учительское ухо. Так, моя хорошая знакомая, учительница начальных классов, в перерывах позволяет своим подопечным школьникам быть такими громкими и быстрыми, как им того хочется. Именно для этого в коридоре, ведущем к классу, приспособленная шведская стенка.

То и я как мама удивила персонал и посетителей одной пиццерии, где мы ужинали с сыном. Богдан после садика был возбужден и не мог найти себе места, бегал между столиками, нажимал на кнопку вызова официанта, перебросил чашку с чаем и был весь в пицце, потому что через раз-я его тормозила. В конце концов он решил пищать – очень громко. Я, ловя осуждающие взгляды, схватила его, посадила на колени и предложила следующее: «Солнышко, мы в ресторанчике, и мы мешаем отдыхать другим людям. Можешь ли ты дождаться времени, когда мы выйдем на улицу? Там сможешь пищать сколько захочешь». Сын согласился. На улице мы пищали вдвоем — Богдану захотелось компании.

Я всегда предлагаю родителям некие минуты «разрешенной агрессии», в которые дети могут освободиться от всего накопленного. Предлагаю драться подушками, прошу позволять кричать: «Ты на меня злой и хочешь выкричаться — кричи! Я позволяю. Я понимаю, что могла разозлить тебя». Предлагаю попробовать поупражняться в борьбе или армрестлингу или иных упражнениях и играх, хорошо подойдет вытеснения друг друга с очерченной территории, упираясь ладонями, и так далее.

Стоит помнить, что удержать энергию в себе чрезвычайно трудно даже взрослому человеку, а дети, которые не имеют возможности избавиться от накопленного негатива, приемлемый способ, направляют его на других, на слабых, на тех, кто не может запретить это делать, — на сверстников или и младших.

Также взрослым на тренингах помогают осознать, что обуздать агрессивность возбудимых детей можно только посредством принятия, понимания и помощи в развитии навыков самоконтроля и взаимодействия с другими.

Сложно не сорваться, не расплакаться, если ты не знаешь другого способа забрать назад любимую игрушку, а не силой тянуть ее на себя. Трудно не ударить обидчика, если не знаком со стратегией переговоров, игнорирование, если не умеешь шутить или не можешь сплотить вокруг себя группу поддержки. Невозможно держать себя в руках, если не понимаешь, что с тобой происходит, если тебе кажется, кое-где с «легкой руки» взрослых, ты ненормальный, психованный и неконтролируемый. Непросто удержаться, если ты не понимаешь эмоций и чувств других людей, если не можешь понять, что друзья могут раздражаться, кричать и даже задираться не потому, что не любят тебя и хотят причинить боль, а потому, что поссорились с родителями, получили двойку, устали, упали и ушиблись, посмотрели какой-то воинственный мультик и тому подобное.

Психологи доказывают, что понимание себя и других людей, умение прогнозировать их поведение, а также владение большим количеством стратегий и способов реагирования способствует жизненному успеху гораздо больше, чем классический академический интеллект. Весь этот комплекс навыков называют по-разному. И в каждом случае имеют в виду навыки общежития с другими людьми, навыки построения отношений иные, чем криком и пинками. Понятно, что перечисленное не повредит не только гиперактивным, но и обычным детям, которые не имеют проблем саморегуляции. Ведь иногда драка становится обычным способом выяснения отношений из-за того, что ребенок просто не обладает другими стратегиями.

— Кирил! — Обращаюсь я к своему маленькому клиенту. — А чему тебя учат на каратэ?

Мальчик без предисловий начинает демонстрировать свое мастерство. Он крутится волчком, размахивает ногами и руками восклицает боевые «кий-йя-я» и в пылу хлопает ногой об стену.

— Ай! — Подпрыгивает на другой ноге, держась за ногу.

— Больно?

— Нет — Пренебрежение становится на подбитую конечность. — Это прием такой. Гэри называется!

— Меня научишь?

— Вы серьезно? — Малый недоверчиво смотрит, наверное, представляя как взрослая тетка в юбке махает ногами.

— Почему нет?

— А не слабо?

— Давай попробуем.

Мальчик начал серьезно учить меня разным приемам, тому, как правильно стоять, блокировать удары и бить в ответ. Я оказалась немного бестолковой, поэтому ему пришлось повторять все по несколько раз, исправлять мою стойку и движения. Наконец он вынес приговор: «Люди будут» После чего упал на диван возле мамы.

Я села напротив.

— Кирилл, я вот хочу понять, а зачем ты меня этому всему учил?

— Как зачем ?!

— Ну, зачем мне уметь это все?

— Страшно и подумать, что мы делали, отдавая его на эту бойню … — Мама Аня хватается руками за лоб и качает головой.

— Мама, ты чего? Какая бойня ?! Чтобы ты знала, в каратэ есть философия!

Слово из уст пятилетнего мальчишки вызывает улыбку, но я сдерживаюсь и спрашиваю:

— А какая тут может быть философия, бьешься — и все?

— Нет, не все! — Малый едва не подпрыгивает на месте от нашего невежества. — Каратэ — это не «бьешься», каратэ — это защита себя и друзей от врагов. Каратист никогда первым не нападает!

— А ты?

Я часто спрашиваю родителей, говорят ли они со своими детьми? Такой вопрос удивляет и вызывает раздражение, мол, что означает «разговаривают», не молчат же! Да, конечно, мы говорим друг с другом, однако понимаем? Многие вещи остаются не сказанными, более того, мы думаем, что ребенок знает, чего мы от нее ждем, понимает свои эмоции, догадывается, что чувствуют другие люди в ответ на его действия. Так же как и думаем, что он слышит в наших словах тот смысл, который мы в них вкладываем. На самом деле ни одно, ни другое, ни третье, ни четвертое не является правдой. Огромное количество недоразумений возникает из-за того, что родители считают многие вещи очевидными, убеждены, что дети воспринимают все так же, как и они, уверены, что разночтений одного события быть не может, а потому и не тратят времени на согласование мнений. Что же происходит на самом деле?

«Не смей оскорблять меньших» — говорит папа, ему сводит лицо, он стискивает зубы и добавляет ощутимого шлепка по попе малого задиры. Сын ушами слышит одно, ягодицами чувствует другое, выражение папиного лица свидетельствует о третьем. В результате, казалось бы, вполне понятное послание выливается в смесь типа «Бить может тот, кто старший и сильный, тогда, когда раздражен, и для того, чтобы вдолбить другому свою точку зрения».

Во многих семьях нет традиций обсуждения событий, уточнения понимания услышанного и увиденного, раскрытие собственных переживаний, толкование причин своих поступков и поступков других, анализа того, как люди влияют друг на друга и подобных разъяснительных бесед. Дети вынуждены самостоятельно доходить каких-то выводов, и часто эти выводы, как в испорченном телефоне, лишь отдаленно напоминают то, что имелось в виду. Как психолог я всегда переспрашиваю, что именно человек подразумевает, какой смысл вкладывает в сказанное, интересуюсь, что для него значат мои слова и что именно он слышит по словам других людей. Уточнять, прояснять смысл — обязательное требование в работе психолога и очень полезный навык для родителей.

Почему дети дерутся между собой

Дети дерутся между собой по многим причинам, и большую часть из них можно нейтрализовать, согласовывая смысл. «Почему ты его побил?» — «Он противный!» — «Что значит «противный? »-«Он смотрел на меня и противно смеялся »-« А почему ты думаешь, что он смеялся с тебя? »-«А через кого? »-«Я не знаю. Ты спрашивал? »-«Нет, я подошел и врезал, чтобы не смеялся! »-«А если бы спросил, что бы он мог тебе ответить? »-«Ну … Может, он что-то вспомнил, какая-то шутка или анекдот». — «А еще варианты?» — «Может, его рассмешил кто-то за моей спиной». — «Может, у него просто было хорошее настроение?» — «Может». — «Видишь, а ты подумал, что он хочет тебя обидеть, и стал драться … Что планируешь делать в следующий раз?» — «Так что, пусть смеется?» — «А ты как думаешь?» — «Я его сначала спрошу, а потом решу, пусть смеется или нет».

С детьми стоит обсуждать все и в деталях, показывать, насколько разными могут быть причины одного и того же поступка и насколько по-разному может совершать человек, руководствуясь одной и той же причиной. Для малых задир, особенно тех, которые упражняются в боевых искусствах, важно говорить о философии силы, обсуждать, как, когда и при каких обстоятельствах она может применяться. Я несколько раз наблюдала интересный парадокс: в спортивных секциях философские разговоры является обязательным элементом обучения, и дети, пока на ковре, неотступно придерживаются установок своего сенсея. Только они переступают порог спортзала — вся философия выветривается из их голов. Помощь на поверхности: то, что говорит сенсей, для них не распространяется на реальную жизнь. Ведь родители отчасти отдают детей на секции боевых искусств не для того, чтобы они научились защищаться и защищать других, а для того, чтобы могли постоять за себя и дать достойный отпор нападающему — чувствуете разницу в смысле?

— Кирил? — На этот раз малый снова был моим учителем, мы отрабатывали блоки: я защищалась — он нападал.

— Ч-что? — Мальчик закашлялся от своих учительских усилий.

— Я знаю, что ты снова подрался в саду. Скажешь почему?

— Он козел!

— Кто? Тот, с кем ты подрался?

— Да

— И почему он козел?

— Он принес конфет и заныкал. Так делают только козлы.

— А кто тебе такое сказал?

— Папа сказал. Жмутся и прячут от своих пищу только козлы и крысы. Знаете — сколько таких у него в армии есть! Папа — офицер. Он так и говорит: руки надо поломать этим козлам!

Часто детская агрессивность своими корешками упирается в мировоззрение, которое имеет место в семье. И если взрослые понимают, что между черным и белым, правильным и неправильным, добром и злом есть много нюансов и оттенков, — то для детей все сводится к двум полюсам. Даже морально правильные, добропорядочные родительские убеждения очень особенно, по-своему укореняются в детских головках, становятся жесткими, однозначными, обрастают ярлыками и кличками: «Если не делишься — жмот», «Если жалуешься — ябеда», «Если не даешь списать — заучка »,« Если рассказал правду учителю — предатель »… К тому же физическое сопротивление и сила часто воспринимаются как самый быстрый и действенный способ разобраться со всеми этими «козлами, ябедами и предателями». Особенно это касается ребят, которые иногда воспринимают агрессивность как обязательный атрибут мужественности. Давайте прислушаемся к тем смыслов, летающие в воздухе, просачиваются сквозь экраны телевизоров, проскакивают в наших словах: «Настоящий мужчина всегда способен за себя постоять», «нытик как девчонка», «С дураками разговор должен быть коротким», «Дай отпор», «Прекрати разводить сопли» …

Мальчишкам, чтобы отстоять свое право называться мужчинами, ничего не остается, как прибегать к мужским действий — тумакам, пинкам, ударам, приемам — как ни назови — агрессии. С одной стороны, эти навыки действительно важные, с другой — такая форма поведения становится проблемой, особенно тогда, когда начинает применяться всегда и везде, закрепляется как единственно возможный способ реагирования на ситуацию. У детей формируется своеобразный условный рефлекс: если тебя задевают — бейся. Собственно, они теряют другие стратегии разрешения конфликтов, кроме силовых. И здесь важно расширять спектр реакций, помочь понять, что существуют и другие, порой более эффективные способы решать проблемы. Самым действенным способом расширения поведенческого репертуара детей является создание такого пространства взаимодействия, в котором драка теряет свою привлекательность. Можно организовывать совместные увлекательные детские или детско-взрослые игры, в которых существует общая, командная деятельность. Это могут быть даже соревнования между командами, единственное, что желательно, чтобы вознаграждение давали как побежденным, так и победителям, а также чтобы не было насмешек и унижений и каждый мог почувствовать успех. Выпечка, рисование одной картины, поиск сокровищ, даже подготовка вечеринки-сюрприза на день рождения друга — все это станет средой, в которой, вместо драться дети (конечно, на примерах взрослых) могут освоить новые стратегии — интересоваться мнением другого, уступать своему желанию, если оно мешает достижению общей цели, брать на себя ответственность за решения, координировать действия, договариваться, достигать согласия.

С задирами трудно. Синяки и ушибы на воинственных телах, жалобы и раздражение от воспитателей и учителей, обвинения и угрозы от родителей пострадавших детей и плохое ощущение того, что как родители мы что-то недосмотрели, сделали неправильно. Попробуем помочь и детям, и себе:

— Контролировать факторы, вызывающие возбуждение и усталость;

— Обеспечивать адекватные физические нагрузки и активность;

— Поможем лучше понимать себя и других, прогнозировать причины поступков;

— Расширим спектр стратегий взаимодействия и способов разрешения конфликтов.

Физической силы и психологической выдержки вам и вашим детям, дорогие родители!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

return_links(); ?>